Российский пленник Чийгоз выступил с последним словом в суде: текст проникновенной речи

Так называемый Верховный суд Крыма огласит приговор крымскому татарину Ахтему Чийгозу через месяц. Поэтому он выступил с последним словом в суде. Прокуроры оккупационной власти просят наказания для Чийгоза в виде восьми лет колонии общего режима. Судилище над одним из лидеров крымскотатарского народа продолжается уже более двух лет. Его незаконно обвиняют в массовых беспорядках в Крыму в феврале 2014-го. Вчера, 9 августа, Ахтем Чийгоз сказал свое последнее слово перед оглашением приговора. И назвал решение суда приговором для всего крымскотатарского народа. Речь Чийгоза опубликовал адвокат Николай Полозов на своей странице в Facebook. Сайт "24" публикует полный текст последнего слова крымскотатарского активиста. "Перед смертью моей мамы я попросил у нее прощения, что, как сын, в последние тяжелые ее дни не смог быть с ней рядом. Собрав последние свои силы, она сказала: "Я горжусь тем, что я воспитала такого сына!" Что бы я ни делал, как бы мне сейчас ни было трудно и не зная, выйду ли я вообще живым, я боюсь еще больше того, что мои действия, мысли, высказывания могут опорочить меня, как человека, как крымского татарина, и моему народу будет стыдно за то доверие и избрание меня в Меджлис крымскотатарского народа. "Ант еткенмен, сэз бергенмен миллет Ичунь ольмеге ..." Эту клятву я, как и другие члены Меджлиса, сказали, преклонив колено и поцеловав национальный флаг во дворе Ханского дворца, символе нашего народа, в центре многовековой государственности крымских татар. Причиной нескольких депортаций, а по сути геноцида, было желание Российской империи, а впоследствии СССР, очистить Крым от крымских татар и навсегда уничтожить историю и память о нашем народе. Каждый крымский татарин произносит эти слова, дает клятву и чувствует ответственность перед будущим поколением за судьбу своей нации, за судьбу своей Родины. Народ сам выбирает своих лидеров. Ничто не сломило волю народа, ничто не смогло уничтожить идентичность, любовь к своей Родине, к своей земле, что передаются из поколения в поколение. Для крымских татар, как и для многих других народов, понятие "гражданский долг", "патриотизм", "национальное достоинство" являются особыми ценностями. 26 февраля 2014 года крымские татары и другие граждане Украины в очередной раз вышли с протестом против угрозы территориальной целостности Украины с требованиями привлечь к ответственности авантюристов от власти и политических проходимцев. В дальнейшем в период оккупации Крыма крымские татары совместно с другими гражданами Украины, не смотря на многочисленные провокации со стороны этих сил, похищения, убийства, обыски, аресты, запреты на проведение памятных траурных дат, огромные штрафы за малейшее проявление активности, несмотря на применение широких репрессивных методов, продолжали и продолжают выполнять свой гражданский долг. Именно эти обстоятельства раздражают эти силы, приводящие в гнев и заставляют устраивать судилище над невиновными людьми. Больше двух лет идет политический процесс, который уже вошел в историю как "дело 26 февраля". Процесс, целью которого, безусловно, является запугать крымских татар, подавить и свести к минимуму их активность, поддержку Украины и мирового сообщества, которые не признают незаконную аннексию Крыма. Для всех является очевидным, что никакого уголовного дела против Ахтема Чийгоза нет. Инциденты, которые имели место 26 февраля 2014 года на мирном митинге, объявленном Меджлисом крымскотатарского народа, были спровоцированы лицами, которые способствовали в дальнейшем военной оккупации Крыма. То есть судят не тех, кто предал, кто имел цель и намерения, направленные на изменение территориальной целостности Украины, кто в дальнейшем похищал и убивал людей, незаконно наделял себя полномочиями управлять, судить. Судят тех, кто отстаивал законы страны, международные нормы, правила. Судилище устраивает страна-захватчик, у которой права на это нет. В такой ситуации, и зная все настоящие намерения заказчиков этого процесса, ни о какой объективности и самостоятельности суда не приходится говорить. Мне суждено принять этот приговор, как приговор для всего крымскотатарского народа, – от имени Российской Федерации, которая оккупировала мою Родину".